Главная » Ясный журнал » Здоровье, исцеление



Что такое болезнь

Что такое болезнь с точки зрения «Германской Новой Медицины», «Исцеления Воспоминанием» и процессуальной терапии Арнольда Минделла.

На темы альтернативных подходов к заболеваниям уже написаны тысячи книг и десятки тысяч постов в социальных сетях. И это очень хорошо. Всё больше людей «не покупают» официальную версию, по которой болезнь – это некий случайный сбой в организме или какое-то внешнее воздействие. В этой статье я хочу обсудить некоторые наиболее близкие мне подходы.

Германская Новая Медицина

 

С точки зрения Германской Новой Медицины (ГНМ) доктора Рейка Хамера, большинство болезней являются Специальными Биологическим Программами (СБП). СБП – это выживательная реакция организма на какой-то сильный стресс (конфликт, травматическую ситуацию), на который не было найдено решения. Этот стресс называется в ГНМ Синдром Дирка Хамера. Хамер назвал его так в честь своего сына, которого застрелил сумасшедший итальянский принц и который умер у Хамера на руках. После этого Хамер заболел раком яичек, увидел связь между трагедией и болезнью и смог вылечиться, именно осознав эту связь.

Для того, чтобы организм прореагировал на стресс болезнью, должно совпасть несколько из следующих условий:

  1. Ситуация должна восприниматься как весьма острая и драматичная, т.е. для организма эта ситуация воспринимается как угроза выживанию.
  2. Ситуация возникла неожиданно – мы не смогли к ней подготовиться.
  3. Ситуация воспринимается изолированно – мы не можем о ней толком с кем-то поговорить и поделиться своими чувствами или же мы чувствуем, что никто не может нам помочь.
  4. Мы не смогли найти решения, не справились с ситуацией ни объективно (на физическом уровне), ни на уровне психики.

И когда организм «видит», что человек не справляется с ситуацией, он «берет» проблему себе, и пытается справиться с проблемой так, как записано у него на одной из ступеней эволюционного развития.

Например, знаменитый «конфликт беженца», на который почки реагируют, начиная удерживать воду (кстати, одна из возможных проблем излишнего веса). Когда медузу (нашего эволюционного предка) выбрасывало на берег, ей нужно было продержаться до следующего прилива. Для этого ей нужно было научиться удерживать воду. Когда мы чувствуем себя одиноко, нас «отрывает» от родной среды (беженцы или попадание в больницу) наше подсознание может рассматривать это как угрозу нашему выживанию – и дать приказ почкам удерживать воду.

В живой природе обычно очень быстро происходит следующее: или ситуация (конфликт) разрешается, или животное погибает. При этом угроза выживанию буквальна: убежал или съели. У человека часто не так. Человек мыслит метафорически, и недостаток денег, даже при отсутствии угрозы голода, может рассматриваться подсознанием как прямая угроза выживанию.

Конфликты могут длиться месяцам, годами или даже десятилетиями.  Не выплаченная вовремя ипотека или угроза увольнения легко воспринимаются людьми как угроза выживанию. И при соответствующих условиях переходят в болезни.

Подход Хамера к пониманию того, как возникает и что представляет собой болезнь, на порядок превосходит все известные мне альтернативные подходы к болезни (по типу, «болит спина – это нелюбовь к себе») по степени наличия конкретных деталей, подробности объяснения механизмов болезни и связанности всей модели в целом.

Для психолога/процессора/помогающего практика, работающего с болезнями, этот подход стал поистине бесценен. Наконец то «приоткрылась дверь» в плане того, как помогающий практик может помочь человеку в исцелении и выздоровлении. Появился подробный список конфликтов и механизмов, позволяющих теперь работать не вслепую, но имея основательную модель-объяснение.

Это было описание «плюсов». Но жизнь, как обычно, намного многообразнее и сложнее, чем нам иногда хотелось бы…

Доктор Хамер много говорит о мудрости «Матери-Природы», которая помогает нам справиться со стрессами и конфликтами. Но мне, например, не очень понятно, в чем проявляется мудрость «Матери-Природы», когда ты волнуешься, что тебя уволят с работы, и природа награждает тебя раком легких. Это мудрость или просто тупо включившаяся отжившая свое эволюционная программа (которая может и помогала каким кольцевым червям, но как-то плохо помогает в немного изменившихся условиях жизни)? Предоставляю судить об этом читателю.

Подход Хамера претендует на строгую научность. Хамер вывел пять «железных» законов, которые, по его мнению и мнению его последователей, абсолютно научно объясняют механизмы заболевания. Его парадигма вступают в жесткую полемику и отрицание современной медицины, большая часть которой объявляется не просто ненужной, но и прямо вредной. Его война с официальной медициной и война медицинского истеблишмента с ним стала «притчей во языцех». На старости лет он стал ярым приверженцем теории мирового еврейского заговора и проклял всех своих учеников, которые позволили себе шаг влево или шаг вправо. Это, конечно, особенности его биографии и личности, которые не имеют значения для оценки его теории. Но, тем не менее, об этом тоже важно знать.

Хамер, по сути, предложил альтернативную материалистическую модель того, что такое болезнь. Грубо говоря, с вами произошло то-то и то-то, вы внутри себя отреагировали на это так-то и так-то, тогда вы заболели тем-то и тем-то и болезнь будет протекать вот таким образом. Недаром, в его подходе и подходе его учеников так часто встречается слово «биология» и производные от этого слова. «Это же всё чистая биология» - часто можно услышать от его учеников и последователей.

И в этом подходе, на мой взгляд, содержатся как огромные плюсы, так и огромные минусы.

Огромные плюсы в том, что мы выходим за пределы популярных эзотерических теорий, и нам предлагают описание, которое претендует на научность и биологичность.  С этим, конечно же, есть и проблемы. Научное сообщество не признает Германскую Новую Медицину. А то, что не признается научным сообществом, по формальному определению наукой не является. Соответственно, врачи и другие практики, которые работают в рамках этой модели, предпочитают оставаться инкогнито. По сути отсутствует широкая дискуссия и обсуждение, а также независимая экспертиза.

 

Исцеление воспоминанием

 

Жильбер Рено, создатель метода «Исцеление Воспоминанием» (а также мой непосредственный учитель в этой области), творчески продолжает и развивает подход доктора Хамера. Есть ряд важных отличий в подходе Жильбера Рено и в подходе сторонников ГНМ.

Прежде всего, «Исцеление Воспоминанием» не противопоставляет себя официальной медицине и не вмешивается в медицинский процесс. Жильбер строго подчеркивает, что он работает только с эмоциональными причинами болезней. Он не претендует на то, что обладает единственной истиной и не считает такой ГНМ. Он опирается на ГНМ, как на рабочую модель, применимость или не применимость которой он вот уже 15 лет исследует практически. Фактически он берет ГНМ Хамера, берет всё то, что внесли в эту модель ученики, последователи и соратники (они же противники) доктора Хамера, и рассматривает свой подход как развивающуюся живую и открытую модель. Которую он применяет и преподает именно как практик. «У меня сработало вот это, а вот это не сработало. Но это не значит, что так будет у вас. Исследуйте!»

Например, согласно ГНМ, фаза восстановления (или вторая фаза болезни) – это достаточно долгий процесс (продолжительность которого зависит от продолжительности и интенсивности фазы стресса – или первой фазы болезни). Но Жильбер утверждает, что продолжительность фазы восстановления зависит также от степени проработанности конфликта - от того, насколько точно терапевт «попал», определив исходный конфликт, и от того, насколько полно клиент смог этот конфликт пережить и внутренне для себя решить. И иногда исцеление наступает фактически мгновенно (противореча устоям ГНМ).

Также далеко не всегда болезнь следует прописанной у Хамера схеме: серьезный шок незадолго до болезни – болезнь. Значительно чаще до болезни мы находим какой-то не такой уж значительный эпизод. А вот настоящей причиной конфликта является что-то лежащее в так называемой «фазе программирования». Фаза программирования – это период, охватывающий примерно год до зачатия ребенка (!), период беременности и первый год жизни ребенка. А стресс непосредственно перед болезнью был только запускающим эпизодом. И осознавать и прорабатывать нужно не столько вот этот эпизод, сколько первичный конфликт, произошедший в перинатальном периоде. А иногда этот первичный конфликт лежит не в нас самих и даже не в том периоде, когда мы были эмбрионами, а в наших предках (привет расстановкам и психогенеалогии).

Жильбер также любит подчеркивать, что его модель строго биологична. Но на мой взгляд, он достаточно далеко отходит от того, что в науке принято считать биологией и привычными материалистическими научными подходами. Недаром, Жильбер широко использует трактовку снов и имен, используя любые знания, которые, что называются, «подходят». Если это Каббала – то пусть будет Каббала. Сработало – и прекрасно!

На взгляд строгого сторонника ГНМ – это ужасный отход от истины, данной нам в единственно верном учении Хамера, а также винегрет и сборная солянка. «Фу, ненаучно». Ну, а на взгляд самих ученых-медиков – впрочем, они почти что не обращают на это свой взгляд. А поскольку «Исцеление Воспоминанием» не ведет войну с официальной медициной и оставляет «кесарю кесарево», то официальная медицина позволяет себе всё «вот это» не замечать. А если бы заметили, то посчитали бы это антинаучной эзотерикой. Если же редкие ищущие и склонные более широко смотреть на вещи врачи-практики начинают частично использовать эту модель, то также предпочитают делать это негласно, и свою деятельность в этом плане не афишировать. Справедливо полагая, что «плетью обуха не перешибешь».

 

Процессуальная терапия

 

Арнольд Минделл, автор процессуальной терапии, заходит с другой стороны. Его подход не материалистичен, но, скорее, телеологичен. Официальная медицина, доктор Хамер и его ученики, Жильбер Рено – все ищут что-то, что случилось в прошлом. Что пошло не так? Что послужило причиной заболевания? Будь то микроб или нерешенный конфликт. Минделлу же скорее интересно, для чего возникла эта болезнь.

С точки зрения Минделла, человек – это что-то намного большее, чем то, что представляется самому человеку. И, замечу, что это точка зрения практика, а не просто «теоретика кун-фу» (любимая цитата Олега Матвеева).

С точки зрения человека, он - это «Андрей, муж, отец, менеджер по продажам и болельщик «Спартака». А вот с точки зрения Духа, Бога, Дао, Вселенной (назовите, как хотите) «Андрей» – это что-то намного большее. Это часть этого самого Духа, который стремится познать себя или проявить что-то в том числе и через этого «Андрея» (использую имя «Андрей» в честь моего учителя РПТ Андрея Гуляева). И Духу совсем не комфортно, когда человек хочет остаться в своих границах.

Мы, с точки зрения процессуальной терапии, не находимся «внутри» осознаваемых нами границ. Что-то большее «извне» - что мы не считаем частью себя - постоянно "стучится» к нам. Но это «извне» - это на самом деле часть нас, но только нас больших (ударение на любой слог). Это может быть наше подавленное и скрытое стремление к измененным состояниям сознания, наша задавленная агрессия или сексуальность, наша не признаваемая сила и мощь и прочее, прочее, прочее.

Поэтому болезнь – это источник нашей силы. Болезнь показывает нам, что «что-то большее» пытается к нам прийти. Если мы как-то исхитримся избавиться от болезни, но не изменимся (а это мечта почти каждого больного!), то это «большее» постучится к нам по-другому: через другую болезнь, через какой-то конфликт в жизни или еще каким-то другим способом. Задача – не избавиться от болезни. Задача – измениться (правда, не просто измениться, а в нужную Духу сторону, и при этом стать больше, а не меньше).

Процессуальный терапевт не решает, что хорошо или плохо для клиента. Он «идет вглубь процесса» (отсюда, кстати, и название) – туда, куда заведет его процесс и настолько, насколько клиент будет готов идти. Он идет вглубь болезни – той энергии, которая в ней проявляется – и начинает разговаривать с «той стороной». И если клиент сможет впустить в себя эту энергию и интегрировать ее, то тогда болезнь будет не нужна.

Излечение, по Минделлу, - это побочный эффект от изменения!

И это не пустые слова. Сам Минделл был болен, и ему сулили инвалидное кресло. Что он только не предпринимал, какие терапии не пробовал! Пока не пошел вглубь болезни, вглубь боли. И «там» с ним стали происходить определенные вещи, возникать персонажи, с которыми он мог говорить и которые что-то хотели от него. У него заняло какое-то время, чтобы осмыслить месседж болезни и интегрировать эту энергию в свою жизнь. И он полностью выздоровел. С тех пор у него до семидесяти с чем-то лет была привычка заканчивать свои семинары, сделав стойку на голове!

 

Я надеюсь, что этот краткий экскурс в различные видения того, что может считаться болезнью, даст читателю определенное представление о некоторых существующих подходах к болезни. Вы можете выбрать для себя любой, который вам нравится. А можете сохранить себе все! Или придерживаться еще какого-то неизвестного мне.

Мне бы хотелось, чтобы эта небольшая статья дала вам практические ключи для помощи себе, вашим близким или вашим клиентам.

Удачи вам!

Автор:

Эдуард Закс

http://www.edzaks.ru/
Всего комментариев: 0
avatar